Новая Школа МХАТ-2021. Театр и его историал. Лекция 2. Дионис. Истоки театра в боге безумия. | Paideuma.tv

Новая Школа МХАТ-2021. Театр и его историал. Лекция 2. Дионис. Истоки театра в боге безумия.

Длительность: 01:30:15
Скачать: HD LD mp3
2021
ИСТОРИАЛ ТЕАТРА

Новая Школа МХАТ

Лекция 2. Дионис

Введение

Трагедия песнь козла – жертвенного животного Диониса

Трагедии, сатировские драмы и комедии ставились во время празднования Дионисий – праздников в честь Диониса.

В театре стоял алтарь Диониса.

Маски были элементом процессий Диониса.

Театр возникает из архаических культов Диониса.

Дионис не обособляет и разъединяет, но соединяет. Его дух — дух общинного единения, и невозможно помыслить дифирамб без праздничного шествия в его честь. Он — властелин театра, который принадлежит всему полису и действо которого разыгрывается всем демосом в порыве страсти. Поэты, актеры, хоры и зрители образуют единство, которое не обретает жизни без дионисийской общности. Драматическая игра включается в празднество в честь Диониса, и это празднество являет собой дух единения.

Юнгер Ф.Г. С. 203.

Мифы. Три Диониса. Загрей

Мать Персефона отец Зевс в виде змея

Его Зевс видел своим преемником – богом будущего века. Letzte Gott Хайдеггера.

Младенец Дионис-Загрей играл на Олимпе

Едва успев появиться на свет, новорождённый воссел на трон Зевса и, получив от Зевса скипетр, в подражание великому богу стал своей крохотной ручонкой потрясать молнией и метать ее.

Титаны-заговорщики вымазали лица белой краской (чтобы попасть на Олимп) напали на божественного ребёнка, когда тот смотрелся в зеркало. Зеркало и погремушка символы Диониса.

Какое-то время Дионису удавалось спасаться от преследователей, по очереди превращаясь то в Зевса, то в Крона, то в юношу, то во льва, то в лошадь, то в змею.

Когда  Дионис принял образ быка, титаны настигли его и растерзали. Семь кусков тела они поместили в треножный сосуд, сварили, поджарили и съели. Осталось нетронутым лишь сердце Диониса, то есть сама сущность бога.

Афина спасла сердце Диониса. Сердце – это его территория, его знак.

Титаны, вкусившие его плоть, были испепелены молниями Зевса, и из этого пепла, смешавшегося с кровью бога, произошел человеческий род, который и отличается дерзновенностью титанов и страдальчеством Диониса

Дионис бог превращений. Он связан со стихией становления.

Дионисийское и титаническое начала находятся в противоборстве, которое обостряется в силу того, что между ними наблюдается сущностное родство. В отличие от олимпийских богов Диониса представляют как бога становления, постоянного изменения и превращения.

Ф.Г.Юнгер Греческие мифы С.64

Дионис — не только бог перемены, но и бог превращения, через

которое ставшее осознается становящимся как противоречие. Он переворачивает прошлое и будущее и дает возможность прикоснуться к лишенному времени настоящему. Дионисийская неудовлетворенность отличается от титанической. Задача человека заключается в том, чтобы превратить свое титаническое в дионисийское.

Это происходит через катарсическое безумие Диониса, которым он наполняет человека. Охваченный таким безумием становится сродни Дионису; он постигает божью силу в себе. Его связь с богом непременно предполагает упразднение хронологии, границ, предполагает раскрытие Аида, избыток, опьянение и большой праздник.

Ф.Г.Юнгер Греческие мифы С.66

Второй Дионис Вакх – сын Семелы

Дионис был сыном Зевса и Семелы, дочери Кадма и Гармонии. Узнав, что Семела ждёт ребёнка от Зевса, его супруга Гера в гневе решила погубить Семелу.

Зевс открылся Семеле как он есть как Огонь и сжег ее.

Недоношенный Дионис был зашит Зевсом в бедро.

Зевс родился Диониса без матери.

Маленького Диониса прятали от Геры. Воспитывали нимфы.

Спасая от гнева Геры Зевс превращает Диониса в козленка.

На Диониса Гера насылает безумие. Он скитается по земле. Его исцеляет Мать Богов, Рея/Кибела.

Дионис идет в поход на Индию (Нонн Панаполитанский).

Он спускается в Аид, чтобы вывести оттуда свою мать Семелу. Ставшую богиней Фионой.

Дионис становится мужем Ариадны, принцессы Крита, которая помогла Тесею справиться с Минотавром.

Третий Дионис Иакх

Иакх – мужская фигура Элевсинских мистерий, где главными лицами были Деметра и ее дочь Персефона.

В мифе роль Иакха не отражена, это мы знаем их мистерий.

В Египте имел место обряд обнесения огня, направленный на то, чтобы отвратить вредоносную силу звезды.

Благодаря Дионису этот огонь превращался в «чистый свет высокого

лета». В качестве сына бога неба его принимали за «свет 3евса».

Греческое прилагательное Ιαχρός, встречающееся толrько в «Лексиконе» Гесихия, согласно последнему означает «того, кто осенен ясным

светом 3евса». Конкретным воплощением этого света был факел, влагавшийся в руку священной фигуры - двойника Диониса. Ее имя, образованное от того же корня, что и два вышеприведенных минойских имени, приобрело свою окончательную форму Ἴακχός не иначе как через эмфатический возглас, вместе с которым оно выкрикивалось участниками дионисийской процессии. Об одном только обожествлении возгласа не может бьrгъ и речи. Ведь у греческого Иакха были две характерные особенносги: его не только призывали громким и многократно повторяющимся возгласом, он был еще и факелоносцем. В фигуре Иакха сохранилась связь Диониса с огнем и светом. «Дионисийское оружие - это огонь», - говорит Лукиан. Вакханки были способны нести огонь у себя на голове. В Софокловой «Антигоне» хор взывает для исцеления пораженных недугом Фив к Дионису - «водителю огненных звезд»,. Точно так же он мог бы взывать и к настоящей звезде, сверкающей на небе. Однако хор славит Диониса как «Иакха, подателя благ» (ταμίαν Ἴακχον) - то есть как подателя дионисийских даров, расточаемых им ежегодно.

Кереньи К.

Шеллинг трактует Иакха как Диониса будущего, тогда как Загрей Дионис прошлого, а Вакх – Дионис настоящего.

Культы

Большие Дионисии и Малые Дионисии

Зов Диониса. Женщины слышат Зов.

Рождение Диониса – кикнос,

Они бегут на Парнас и разрывают (σπαραγμός, from σπαράσσω sparasso, "tear, rend, pull to pieces")

Омофагия поглощение сырого мяса

Процессии Диониса – его встречи. Корабль на колесах. Люди, звери, духи.

Маски

Элевсин

Жизнь зое и биос

Кереньи: Дионис жизнь как таковая, в ее нераздельности. Биос это отдельное живое существо. Зоэ это жизнь целиком, которая включает в себя все.

Жизнь без Диониса — это не жизнь, и там, где она протекает в отъединении от этого бога, там, где он оставляет ее, там она утрачивает свою радость.

Юнгер С. 212

Маска

Меняющийся и превращающийся бог появляется не только в образе зверей: он неузнанным и неузнаваемым смешивается с праздничной толпой, закутанный в облачение, по которому можно догадаться о его присутствии, но которое дает ему возможность, оставаясь незримым, исполнять свое служение. Он приходит переодетым, на нем маска бога, маска Диониса. Всюду встречаются его нередко довольно большие маски, личины его бытия, в которые он прячется и из которых выглядывает. Он — бог превращений. Перемены, переодевания, маскарад — его стихия, равно как слепящий свет, иллюзии, ускользание, подобное обманчивой майе, окутывающей индийских богов. Говорят, что он был в Индии, откуда и возвратился. Бог в маске, как и сама маска, раскрывает нечто двойственное. Маска прячет и раскрывает — это неподвижный образ, и увидеть свет и почувствовать дыхание можно только через прорези для глаз и отверстие для рта. Маска улавливает миг застывшей жизни, момент ее неподвижности, той жизни, которая, будучи насильно удерживаемой в косности, странным, демоническим образом искажает себя. Она может изображать страх, удивление, изумление, но всегда в ней есть нечто чуждое, из которого исходит ужас, потрясающий человека до глубины души. Маска — это лицо, она создана для лица, но она — не отображение, не копия, стремящаяся передать индивидуальность, потому что человек в маске отображает не себя самого и не какого-либо другого человека, а бога. Слепки с живых и мертвых, которые называются масками, на самом деле не маски, а отображения и потому как маски они не используются. Маска наоборот скрывает индивидуальные черты того, кто ее носит, и делает неузнаваемым прячущегося под нею. Это сокрытие — не самоцель, так как в данном случае речь вовсе не идет об индивидуальности носителя маски, и, когда ее надевают, не стремятся к тому, чтобы эту индивидуальность скрыть, чтобы спрятать под личиной неповторимые черты какого-нибудь лица. Маска не только скрывает, но и раскрывает, она должна делать зримым и отчетливым не эмпирическую сущность человека, а лики земных богов, которым подражает носитель маски. Маска создается не ради шутки или мистификации, и мы должны позабыть о комическом в ней, чтобы постичь ее сущность, заключающуюся не в том, что, скрывая, она служит увеселению, а в том, что, раскрывая, она подражает богу. Маска и фаллос, используемые в торжественных шествиях в честь Диониса, взаимосвязаны: в маске проявляется фаллическая жизнь. Эти шествия лежат в основе всего шутовского, которое распространилось повсюду и восходит к Дионису. Шут, облаченный в маску своего шутовства, — это дионисийский человек и, как Дионис, он повелевает абсурдным, перевернутым миром. От дионисийских праздников к римским сатурналиям и далее к празднику дураков или глупцов (festum stultorum, festum fatuorum), к средневековому карнавалу — так шутовское начало простирается до наших дней.

С. 198-199

Литература:

Кереньи К. Дионис. Прообраз неиссякаемой жизни. — М.: Ладомир, 2007

Юнгер Ф.Г. Греческие мифы. — СПб.: Фонд Университет; Владимир Даль, 2006. 

Вальтер В. Дионис. Миф и культ. М.: Клуб Касталия. 2016.

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. СПб.: Алетейя, 1997.

Отто Вальтер Ф., Головин Евгений Всеволодович. Безумие и его бог. М: Эннеагон-пресс, 2007.

Курсы и циклы

Дионис и его сфера

Очевидно, что, когда мы говорим «Дионис», мы понимаем под этим не только конкретного персонажа греческих культов, празднеств, мифов и трагедий. Мы имеем в виду определенный принцип, определенную фигуру, которая может носить в разных религиозных, мифологических, культурных и философских контекстах различные имена и иметь различные атрибуты.

Там, где встречаются все эти вещи, под теми или иными именами и в тех или иных сочетаниях, расположена территория, которая вполне может иметь отношение к дионисийской философии, к «темному Логосу» — пусть в ее самой латентной форме. Даже если второй Логос еще не проявлен, на основе прослеженных нами закономерностей, мы всегда можем попытаться предположить, что он при определенных обстоятельствах может проявиться и что, скорее всего, в латентной форме этот Логос так или иначе присутствует. Поэтому в различных традиционных обществах, где наличествуют эти элементы (а они есть так или иначе в большинстве сакральных обществ), мы могли бы предположить, что при необходимости построения философских моделей на глубоких и самобытных культурных основаниях эта «будущая» или «возможная» философия, скорее всего, будет развертываться именно вокруг и дионисийского Логоса. 

Так «тьма превысшая света», обнаруженная выше высшего предела небес, и «пылающий мрак», оживший ниже низшего предела Матери-материи, оказываются двумя дарами дионисийского Логоса. Но любое «два» у Диониса «не-два». Поэтому именно второй Логос, темный Логос, Логос Диониса может совместить в единой картине всю карту космической, гиперкосмической и гиппокосмической жизни, всю карту открытой онтологии, включая в себя в тонком и игровом недуальном балансе и радикальную эксклюзивность Аполлона и радикальную инклюзивность Magna Mater. Дионис — это радикальное сердце мира. Поэтому орфики считали его царем будущего века.

Это загадочный «будущий Бог» Шеллинга. Ему суждено сменить на троне Олимпа Зевса (это и было тайной Прометея, знавшего имя того, кто низвергнет в конце времен отца богов, но сохранившего молчание). Дионис — «победитель Бога и ничто», укротитель тигров, пантер и леопардов, друг Аполлона, тайный конфидент Великой Матери. Вечно умирающий, вечно воскресающий, вечно зачинающий, вечно оскопляющийся, безумный бог. Играющий царственный ребенок.

Последний Бог.

Лекции курса:

Дополнительные материалы

Новая Школа МХАТ-2021. Театр и его историал

Лекции курса:

Дополнительные материалы
Книги к курсу: