Новая Школа МХАТ-2021. Театр и его историал. Лекция 6. Прометей приковываемый снова и снова | Paideuma.tv

Новая Школа МХАТ-2021. Театр и его историал. Лекция 6. Прометей приковываемый снова и снова

Длительность: 01:34:35
Скачать: HD LD mp3
2021

Лекция 6 Эсхил. Прометей

Часть 1. Прометей в мифе

Сын Иапета

Иапет сын Урана и Геи. Его дети Атлант, Эпиметей, Прометей, Менетий

Мать Прометея КЛимена или Асия

Менетий  Μενοίτιος menos ("might, power") and oitos ("doom, pain") Hesiod described Menoetius as hubristic,

Атлант,  Ἄτλας, Traditionally historical linguists etymologize the Ancient Greek word Ἄτλας (genitive: Ἄτλαντος) as comprised from copulative α- and the Proto-Indo-European root *telh₂- 'to uphold, support' (whence also τλῆναι), daughters, the Hesperides, the Hyades, the Pleiades, and the nymph Calypso who lived on the island Ogygia.

Прометей Προμηθεύς, Προμηθεύς, It has also been theorised that it derives from the Proto-Indo-European root that also produces the Vedic pra math, "to steal", hence pramathyu-s, "thief", cognate with "Prometheus", the thief of fire. Амира́ни (груз. ამირანი)

  Царь скифов

Прометей царь скифов

Творец людей

Тело от Прометея душа от Афины

Первопрекдок

отец Девкалиона супруг Гесионы/Климены

От Девкалиона (потоп) сын Эллин

От Эллина Дор Эол

И Ксуф, от которого Ахей и Ион

Девкалион и Пирра бросили камни

Огонь должен быть наверху

Салмоней сын Эола Тиро дочь Салмонея. Мать Нелея = жена Посейдона

Прометей у Платона «Протагор»

Было некогда время, когда боги-то были, а смертных родов еще не было. Когда же и для них пришло предназначенное время рождения, стали боги ваять их в глубине Земли из смеси земли и огня, добавив еще и того, что соединяется с огнем и землею. Когда же вознамерились боги вывести их на свет, то приказали Прометею и Эпиметею украсить их и распределить способности, подобающие каждому роду.

Эпиметей выпросил у Прометея позволение самому заняться этим распределением. «А когда распределю,— сказал он,— тогда ты посмотришь». Уговорив его, он стал распределять: при этом одним он дал силу без быстроты, других же, более слабых, наделил быстротою; одних он вооружил, другим же, сделав их безоружными, измыслил какое-нибудь иное средство во спасение: кого из них он облек малым ростом, тем уделил птичий полет или возможность жить под землею, а кого сотворил рослыми, тех тем самым и спас; и так, распределяя все остальное, он всех уравнивал.

Все это он измыслил из осторожности, чтобы не исчез ни один род. После же того как он дал им различные средства избегнуть взаимного истребления, придумал он им и защиту против Зевсовых времен года: он одел

их густыми волосами и толстыми шкурами, способными защитить и от зимней стужи, и от зноя и служить каждому, когда он уползет в свое логово, собственной самородной подстилкой; он обул одних копытами, других же — когтями и толстой кожей, в которой нет крови. Потом для разных родов изобрел он разную пищу: для одних — злаки, для других — древесные плоды, для третьих — коренья, некоторым же позволил питаться, пожирая других животных. При этом он сделал так, что они размножаются меньше, те же, которых они уничтожают, очень плодовиты, что и спасает их род.

Но был Эпиметей не очень-то мудр, и не заметил он, что полностью израсходовал все способности, а род человеческий еще ничем не украсил, и стал он недоумевать, что теперь делать. Пока он так недоумевал, приходит Прометей, чтобы проверить распределение, и видит, что все прочие животные заботливо всем снабжены, человек же наг и не обут, без ложа

и без оружия, а уже наступил предназначенный день, когда следовало и человеку выйти на свет из Земли; и вот в сомнении, какое бы найти средство помочь человеку, крадет Прометей премудрое искусство Гефеста и Афины  вместе с огнем, потому что без огня никто не мог бы им владеть или пользоваться. В том и состоит дар Прометея человеку. Так люди овладели

уменьем поддерживать свое существование, но им еще не хватало уменья жить обществом — этим владел Зевс,— а войти в обитель Зевса, в его верхний град, Прометею было нельзя, да и страшна была стража Зевса. Прометею удалось проникнуть украдкой только в общую мастерскую Гефеста и Афины, где они предавались своим искусным занятиям. Украв у Гефеста уменье обращаться с огнем, а у Афины — ее уменье, Прометей дал их человеку для его благополучия, самого же Прометея после постигло из-за Эпиметея возмездие за кражу, как говорят сказания.

С тех пор как человек стал причастен божественному уделу, только он один из всех живых существ благодаря своему родству с богом начал признавать богов и принялся воздвигать им алтари и кумиры.

Часть 2. Прометей как герой театра

Прометей выступает из хора

Фридрих Юнгер

Выступает как актер у Феспия

В отличие от Прометея Кронос, Гиперион, Иапет, Океан и другие мифические персонажи движутся в тесном единении. В сравнении со своим отцом Иапетом Прометей предстает как новатор. Он выступает из этого круга и стоит особняком.

Эсхил рисует Прометея как одиночку, как совершенно обособленного персонажа.

Отличие от титанов

Хотя он и принадлежит к титанам, он помогает Зевсу советом в его борьбе с титанами. Он отходит от титанической сущности в ее исконном виде, он отдаляется от нее. Но на таком же отдалении он находится и от богов, и с этомсвязан тот факт, что он предстает как одиночка; со всех сторон он освещается светом. Прометей обладает несомненной индивидуальностью и являетсяпервым, в ком она столь хорошо просматривается. В титанах ее нельзя заметить, потому

что они связаны с закономерной необходимостью, а в богах она ограничена и размыта, она будто растворяется в объемлющем их светозарном сиянии.

Становление и вечность

Этот ум можно назвать титаническим постольку, поскольку он

целиком обращен на становление и сознательно противоречит покоящемусябытию Зевса.

Отличие от богов

Прометей vs Аполлон

В нем огонь более темный, неистовый, чем в Аполлоне. Он вбирает в себя больше страсти.

Прометей так близок человеку, как ни один из богов; Аполлона отделяет от него непреодолимое расстояние.

Титаническое

О противоположности титанов богам основательно говорится в трагедии Эсхила «Прометей». Титаны властвуют над миром, в котором нет богов.

Прометей и Гефест

Гефест насколько изобретателен, настолько же и искусен. Он конструируетпервые автоматы, так как две золотые говорящие и самодвижущиеся рабыни, которых он создал, чтобы опираться на них во время ходьбы, — именно автоматы.

Кажется, что обе его золотые рабыни — два золотых автомата — затмевают его.

Гефест кует цепи для Прометея. В его кузницах три киклопа — Apr, Бронт и Стероп — находят себе занятие, и, таким образом, в них находит прибежище и оказывается услужливой некоторая титаническая сущность. Однако сам он — не титан, а бог. Он — не только механик.

Прометей vs Зевс

Его мысли постоянно вращаются вокруг Зевса. В Зевсе соединяется все, чем сила, длительность и надежность наделяют божественное господство. В правящем Зевсе оно утверждено на неколебимых основаниях и покоится в самом высшем из богов. Его закон исполняют боги.

Прометей и свобода

Мысль о свободе

Подобно блеску молнии его пронзает мысль о свободе. Даже самая стихийная необходимость бессильна перед этой мыслью, которая победоносно и торжествующе рождается в нем.

В отличие от титанов Прометей противопоставляет Зевсу не прошлое а будущее.(Агд)

Хор:

Смотрите: вот что терпит бог от бога.

Будет Зевсу нужда до меня,

Чтобы заговор новый открыть,

Что владыку низвергнет с небес.

Но тогда уж ни льстивая речь,

Ни угрозы меня не смутят,

И не выдам я тайны, пока

Он не снимет с меня эту цепь,

Не заплатит за весь мой позор!

 

Я был в те дни сообщником титанов,

Любовь к людям

Я пожалел людей,

Прометей

Еще я смертным дал забвенье смерти.

Основатель техники

Но в двух словах - чтоб краток был рассказ:

Все от меня - искусство, знанье, мудрость.

πᾶσαι τέχναι βροτοῖσιν ἐκ Προμηθέως.

Солидарность с титанами.

И без того уже терзает душу

Мне Атласа, родного брата, скорбь;

Того, кто держит на спине могучей

Земли и неба тяжкие столпы.

И жалко мне чудовища Тифона

Стоглавого, проклятого, во тьме

Живущего в пещерах сицилийских,

Низринутого с неба: на богов

Восстал Тифон и, свистом оглушая,

Он поднял к ним зияющую пасть;

Из глаз его сверкал огонь Горгоны,

Олимп низвергнуть он грозил; но Зевс

В него ударил меткою стрелою,

Громоподобной, огненной; молчать

Бунтующего молнией заставил,

И вдруг Тифон всю силу потерял:

Обугленный и в сердце пораженный,

У волн морских лежит он и доныне,

Как мертвое, недвижимое тело,

Раздавленный корнями Этны. Пышет

Кузнец Гефест на высоте горы.

Но лишь тогда, как хлынут реки лавы

Из кратера и, жадные, пожрут

Плоды полей Сицилии цветущей,-

Испепеленный Зевсом, но живой,

Тифон проснется, изрыгая пламя

И ярость.

Богоборчество

 

        Строфа первая хор

 

Горько я плачу о муках твоих, Прометей!

Видишь,- из глаз моих, полных

Нежностью, слезы на щеки

Льются струею обильной...

Правит вселенной

Бог самовластный,

Бог, беспощадный

К древним богам.

  Χορός

τί γὰρ πέπρωται Ζηνὶ πλὴν ἀεὶ κρατεῖν;

Προμηθεύς

τοῦτ᾽ οὐκέτ᾽ ἂν πύθοιο μηδὲ λιπάρει.

 Проклятие Прометея      

Прометей

Пусть ныне Зевс надменен: он смирится

И вступит в брак, что с высоты небес

Его, могучего, низринет в бездну.

В тот страшный день исполнится над ним

Отцовское проклятье, что на сына

Обрушил Кронос, падая с небес.

Но указать от этих бед спасенье

Из всех богов могу лишь я один.

Я знаю тайну... Пусть же Зевс на троне

Пока сидит, доверившись громам

И молнию в руке своей сжимая.

Он со стыдом падет,- и уж ничто

Не защитит его: боец восстанет

Неведомый, гигант непобедимый;

Он обретет огонь сильней огня

Крониона, и гром - сильнее грома

Небесного, которым раздробит

Грозу морей, трезубец Посейдона.

И бог богов, привыкший к самовластью,

Тогда поймет, что значит быть рабом!

Конец Прометея

Прометей

Исполняется слово Зевеса: земля

Подо мною трепещет.

Загудело раскатами эхо громов,

Пламя молний сверкает...

Закружилася вихрями черная пыль...

Налетели и сшиблись

Все противные ветры. Смешались в борьбе

Волны моря и воздух.

Узнаю тебя, Зевс! чтоб меня ужаснуть,

Ты воздвиг эту бурю.

О, Земля, моя мать! О, небесный эфир,

Свет единый, всеобщий!

Посмотрите, какие страданья терплю

Я от бога - невинный!

(Скала вместе с Прометеем обрушивается в бездну.)

 

Прометей освобожденный ?

Прометей-огненосец 

Человек тень

Что такое человек? Нечто мимолетное. Сейчас он есть, а теперь его нет. Человек — всего лишь тень. Эта мысль, к которой приходит и Эсхил,

постоянно варьируется. Жизнь человека быстротечна, ограничена определенным сроком, подвержена опасности. В ней есть период недолгого

взлета, а потом она быстро клонится к закату.

Судьба человека

Эсхил, таким образом, приоткрывает завесу над истинной природой эпохи человечества, сменяющей эпоху героев:  человечество – это носитель миссии Прометея, его армия, призванная то ли к спасению царства Зевса, то ли к его уничтожению. В любом случае – как мы видели в философии и политике архаического периода Древней Греции – инициатива важнейших судьбоносных решений переходит в руки людей. Но онтологический, космологический и исторический масштаб этих решений настолько грандиозен, что несопоставим чисто эстетически с миниатюрной размерностью людей. То, что должны отныне создать и определить люди с опорой на самих себя, это воистину титанично, рискованно и страшно. И в Прометее Прикованном, в Прометее Страдающем человечеству открываются истинные параметры того, что ему предстоит совершать: либо спасти богов, либо убить богов.

Мойротерапия

могущество мойр

Мойры тем сильнее заявляют о себе, чем больше охладевают к человеку боги, отходят от него и покидают его. Как таковая судьба и представляет собой удаленность богов и всего с ними связанного от человека, является действием безымянных, безличностных сил.

Курсы и циклы

Новая Школа МХАТ-2021. Театр и его историал

Лекции курса:

Дополнительные материалы
Книги к курсу: