Мысли во время чумы. № 10. Экзистенция и секлюзия | Paideuma.tv

Мысли во время чумы. № 10. Экзистенция и секлюзия

Длительность: 00:29:14
Скачать: HD LD mp3
2020

Сегодня я бы хотел поговорить об экзистенциальном состоянии людей во время изоляции и карантина. Многие пишут мне, делятся впечатлениями своего времяпрепровождения в lockdown в настоящем режиме. Я бы не хотел затрагивать сейчас политический аспект (может быть затронем его в отдельном выпуске), но они (хотя я бы даже назвал их «массой») пишут мне, что даже сталкиваются с некоторыми психическими проблемами. Ибо находясь в самоизоляции – ну, первое время люди просто скучают, пытаются вырваться, потом они наконец осознают, что это невозможно, затем сосредотачиваются на себе, десять раз убирая дом и читая книги. И в какой-то момент (наверное, как раз сейчас) наступает ощущение какой-то внутренней колоссальной пустоты, т.е. люди осознают, что они как-то неверно и неправильно осознавали себя, а после начинают думать, что они ее в общем-то вели совсем не так, как намеревались или как «должно». Ко многим приходит ощущение некоей внутренней бессмысленности, бессодержательности, даже провальности: что казалось вроде бы нормальном – вдруг, в условиях самоизоляции оказывается просто ничтожным, жалким, и их фланирование, вовлеченность в какую-то рутинную повседневную практику демонстрирует свое обессмысливание («ради чего все это?», «кто это?», «зачем?», «что мы хотим?», «куда мы идем?» -- вот эти мысли приходят изнутри и размывают попросту психическое состояние).

Люди пишут мне, что мы хотим покончить с собой в такой ситуации, потому что, ну, мы оказались просто «ничем», вспоминают мои программы про мойра-терапию, про дазайн-терапию и в общем обращаются ко мне за психологической консультацией. Я не профессиональный психолог – я философ. Конечно, я сейчас читаю курс «Фундаментальная психология», много этим занимаюсь, много времени этому уделяю, но все-таки хочу предупредить, что мои рекомендации носят не совсем такой психиатрический характер. Я выскажу свои соображения относительно этой проблемы, с которой мы сталкиваемся в режиме карантина-изоляции, а дальше вы уже сами делайте выводы и принимайте/не принимайте, прислушивайтесь или же отвергайте – это Ваше полное право. 

Для начала надо сказать, что человек представляет собой сочетание неких двух измерений, и даже скорее – пересечение двух полей. Одно из полей – это социология. Здесь я как доктор социологии могу сказать, что всё (практически абсолютно все), что человек считает «своим» (чувства, мысли, тело, сны) -- не его. Принадлежит не ему. Однако -- определяется социумом: общество диктует человеку с самых первых дней протоколы, статусы, роли, моральные коды, алгоритмы поведения. Т.е. человеческое сознание, человеческая личность формируются в обществе, и поэтому, когда человек оказывается вынесенным из общества (ограничен лишь приватной, частной жизнью), фактически начинается размывание того, что называется «социальной личностью» (оно тоже (!) социальное явление). На самом деле, это конвенция, некоторый квант социальной ткани, который уделён нам. И состоит эта личность из множества ролей (статусов): дочь, мать возлюбленная, невеста, одинокая женщина, или, наоборот, сын, отец, муж, хипстер, журналист, блогер, программист, чиновник, коррупционер. Таким образом, это все, на самом деле, не мы. И это очень важно. И поэтому, соответственно, социологи на первых порах учат – как происходит формирование социальных личностей, как они развиваются, меняются, как по этим социальным лифтам (четырём осям общественного успеха: деньги, известность, административный потенциал и полученное образование) происходит движение, соотносимое с изменением социальной личности. Почему? Потому что бедный, необразованный, никому не известный, находящийся на нижней ступени социальной лестницы человек – это одна личность, а разбогатевший, ставший крупным предпринимателем, дающий всюду интервью и получивший диплом кандидата наук (не говоря уже о «большем») – это уже совсем другой.

Таким образом, речь идет об одном человеке, но как о «двух статусах». Если их поставить друг с другом – мы не узнаем его, ибо это отдельный самостоятельный субъект, но проделавший путь снизу вверх (по тем же социальным лифтам, к примеру). И это будет уже не один человек, но «две социальные личности». Они смотрят друг на друга как на совершенно чуждых друг другу существ… Так вот – понимаете теперь, насколько наше содержание предопределяется обществом? И вот – мы в карантине. Обнаруживаем, что не можем работать на какой-то условно удаленной работе, или что мы вообще никому не нужны с нашей удаленкой – и наши привычные социальные связи, наши встречи, поездки, походы, передвижение, звонки – все это искажено, и многие (главные, существенные) моменты обрезаны. Мы вот смотрим, как чиновники выступают на своих совещаниях по удаленной связи и видим: кто-то в тренировочной майке, кто-то в штанах спортивных с полосой. И мы замечаем, что они уже и не чиновники. Они уже такие же как мы, только в форме «офицеров на отдыхе» или «домашних сотрудников». И вот эта их атмосфера – социальная личность чиновника, мигающая в skype или zoom экранах и несущая какую-то ахинею – это поражает нас. Возникает желание спросить: «где же Ваш триумф, Ваша социальная аура? Ваша личность разбита, она размыта. Ваши лица бессмысленны.» И вдруг – у чиновников, депутатов, общественных деятелей или даже музыкантов, которые без макияжа или без какой-то  мишуры, громкой музыки и улыбающихся аплодисментов, автоматически запущенных, никогда не появлялись с тупыми и искаженными физиономиями небезызвестных людей -- мы спрашиваем: «а кто это?

Может у них просто недостаточно сильный интернет? Ну как это может быть! У них должен быть самый сильный интернет.» Но перед нами совершенно другие социальные личности. А с обыденным человеком уже происходит еще более радикальная измена. Он оказывается «никем». В полном смысле «никем». И даже всех бывавших доныне парикмахерами, хипстерами и прочими – интернет не спасет, потому что внутренне видна Твоя обеспокоенность, потеря собственной социальной личности. Вот это один из аспектов. Т.е. карантин, изоляция, lockdown, закрытость в наших жилищах – фактически размывает, а то и уничтожает нашу социальную личность. И что остается? С точки зрения социологов – «ничего» или «остатки, руины социальной личности». Социолог в этом отношении жесток: «убери из человека общество и у Тебя останется пустое место» -- говорят они. Но тут приходят психологи, возражая: «ну, не надо уж так жестко, все сводить к социуму, т.к. еще остается индивидуум». Хорошо, есть индивидуум. Он и является основой общества, это на его основании строится социальная личность («без индивидуума ничего не будет»). И тогда получается наоборот – закрытость нашего общества, внутри которой происходит разрушение социальных связей. И по сути -- тут наступает праздник либерализма. Т.е. либералы должны были бы сейчас ликовать. «О, отлично. Нам не надо никуда ходить, мы можем сами делать все, что мы хотим, пусть в рамках собственной квартиры». Но не тут-то было. Если предположить, что под социальной личностью находится независимая психологическая индивидуальная особь, со своими страстями, желаниями, чувствами, стремлениями и интересами, то это все должно было бы всплыть: тогда мы скажем – «О, наконец-то у нас есть свободное время, наконец-то общество перестало на нас давить и наконец-то мы предоставлены самим себе!» Вот тут, теоретически, мы должны были бы ожидать (с точки зрения индивидуальности) некий расцвет и триумф. И вдруг -- индивидуум стремительно начинает понимать, что ему жизненно не хватает общества, что он должен ругать эту власть, которая посадила его в карантин, что ему необходимо вырваться вовне, что он не только должен был мусор выносить, но и двигаться, куда-то спешить (он уже воображает себе шашлыки как «высшую форму социальной свободы» или там пройтись и убежать от полиции, нарушив режим карантина, что является уже некой внутренней его программой).

И выходит, что ничего кроме отрицательной модели (сплошная ненависть к властям, определение не нахождения на собственном месте и т.п.) у индивидуума нет. Вот обратите внимание: индивидуум, который должен был бы положительно оценить lockdown– не существует. Это важный психологический момент. Оказывается, индивидуальное содержания нашего свободного от общества «Я» представляет собой просто совокупность (universum) комплексов, болезней, истерических реакций, неврозов, психозов. Поэтому, на самом деле, индивидуум, предоставленный самому себе – не получает никакой желаемой свободы и никакого счастья. Он оказывается лицом к лицу с собственной ничтожностью, с собственной болезненностью. И если «индивидуум» как таковой есть, то только как совокупность диагнозов. Вот что такое индивидуум.  И чем больше этому индивидууму давать возможность пребывать в себе, в своем совершенно свободном и никак не ограниченном внешним обществом состоянии, тем более болезненным, нервозным, агрессивным и страдающим он становится. Индивидуум, на самом деле, суть заболевание. Это пациент без номерка (только с QR-кодом – и то, если программа не зависнет) и имени, который даже попугайчика своего разговорить не сможет, в то время как сам попугай становится жесткой роковой фигурой, глядящей на Тебя в упор. Раньше он был каким-то щебечущим «зверьком», а теперь его щебетание (даже не слова) определяются тобой как оскорбление и издевательство. Т.е. фундаментально меняются онтологические пропорции: а это лишь вынимание из Тебя социума. А что с индивидуумом?.. Соответственно, если сухой остаток этого психологического анализа делать, то человек в корнавирусе, получив свободу от общества, обнаруживает себя как абсолютно больное, запутавшееся, лишившееся всякого центра существо. То есть человек – это болезнь. И тогда единственным нашим содержанием оказываются бездна заболевания и бездна десоциализации.   

Ну и здесь как раз приходит уже мойра- и дазайн-терапевт, которые говорят: «правильно, пра-виль-но! И с попугайчиком было правильно, и с ощущением, что Вы – законченный, с бессмысленностью и бессодержательностью, идиот было правильно, и так же правильно, что ничего в Вас нету, что Вы – полное, тотальное, абсолютно ни на что не годное ничтожество, которое скрывало эту ничтожность под разными слоями совершенно отчужденных, навязанных Вам матрицей алгоритмов, которая не ограничивается социумом, но и дополняется матрицей культуры и матрицей психологии, потому что Ваша психика и Ваше заболевание тоже имеет некий механический характер, как и Ваши статусы. Еще раз повторяю Вам – правильно: вот с этого и надо начинать выздоровление». И человек начинает понимать, что он является «кем-то», начинает осознавать, что он «есть», и не просто «есть» -- но именно «он есть», когда и то и другое, социальное и психологическое, с него спадают;  когда он остается с собой один на один, с совершенно неожиданным внутренним ужасом, пустотой, которая находится под социальной личностью и под индивидуумом, и эта пустота, этот ужас и является тем, что мы называем «экзистенцией», «экзистированием», называется «Дазайном» (Dasein), «Бытием-здесь». А пока мы индивидуальны – мы скрыты в глубинном подвале известных надстроек, а оттого и понятия о себе самих не имеем. И лишь вот это принудительное заключение в изоляции подводит нас к нам самим. С этой пустоты, с этого ужаса, с этой скуки (убийственной), с обрушением все надстроек над нами – вот с этого ощущения нахождения «где-то непонятно где», поскольку мы уже забываем конкретику места, -- с этого начинается путь к самим себе, с этого начинается наше пробуждение, становление подлинного «Я» и нашей идентичности…

Я понимаю, что это звучит жестко,  может быть даже жестоко, но это правда. И люди со «статусом-кво» -- это по сути «киборги-самих-себя», запрограммированных в матрице этой цифровизации и готовящейся глобальной чипизации. Но где-то в глубине «Наше» пробуждается от осознания того, что полностью рушится мир, отношения, связи, контакты, ожидания, надежды, амбиции – вот все это является прекрасным введением к нашему пробуждению, нашему выздоровлению и нашему становлению людьми. Человек – это то, что заключен в темницу обыденного. Наше истинное «Я» томится в темнице – и пока с нами все хорошо, мы не замечаем этого, обнаруживая лишь в чрезвычайной ситуации, как изоляции, пандемия или чума. И именно в этот момент происходит ощущение того, что «с нашим миром что-то не так»… Кто «Мы» есть как таковые, как присутствие мыслящего Духа, мыслящей Души под напластованиями общества, социальной личности и под совершенно болезненной коркой индивидуума, которая является фикцией. Это две фикции, с которыми мы слились до нераздельности: «индивидуум» и «общественная персона».

Мы не то и не другое. И как раз в изоляции психология и социология открываются нам в очень быстром, ускоренном куре: то, что мы теряем как социальные связи – это общество, наше социальное основание, тот пучок заболеваний, психических отклонений, психозов и неврозов, которые букетом скрываются в нас ощущением ужаса, скуки, подозрения – все это истерические реакции на болезненность сущности нашего искаженного, совершенно фиктивного, ложного – «индивидуального» начала. Поэтому те люди, которые пишут мне, что с ними «что-то не то» -- да, это правда, и я поддерживаю Вас.

С каждым из Вас что-то совершенно не то. Двигайтесь дальше в этом направлении, не останавливайтесь на полпути, не ищите какой-то «легкой помощи», чтобы Вас вернул в предшествующее состояние. Тот, кто Вас из этого предшествующего состояния вытолкнет в еще более сложные, глубокие и тревожные состояния – Ваш друг, а одобряющие, жалеющие и поддерживающее в Вас конфронтацию с Ужасом и Действительностью – Ваш палач и надзиратель. Двигайтесь только к отчаянному положению, только в Пустоту. Там – Спасение, там – Мысль, там – Пробуждение и там Настоящее Будущее. И если Вы хотите «Быть» -- сделайте из этой изоляции правильный экзистенциальный урок.

Курсы и циклы

Цикл: Психологические этюды

Лекции курса:

Дополнительные материалы
Книги к курсу:

Цикл: Мысли во время чумы

Совместный проект Открытых сцен МХАТ и paideuma.tv Беседы эпохи коронавируса

Лекции курса:

Дополнительные материалы
Книги к курсу: