Мысли во время чумы № 2. Конец глобализации | Paideuma.TV

Мысли во время чумы № 2. Конец глобализации

Длительность: 00:13:22

Субтитры: English Русский
2020

Мысли во время чумы № 2. Геополитические последствия. Открытые сцены МХАТ и А.Г.Дугин. Мир уже никогда не будет прежним. Конец глобализации, открытого общества и либерализма. Новая карта мира. Многополярность и новые структуры суверенной власти.

 

Здравствуйте, мы продолжаем беседы в эпоху пандемии, и сегодня я хотел бы поговорить о тех безусловных последствиях распространения в мире коронавируса, которые, мне кажется, уже стали очевидны. 

Я глубоко убежден, и это подтверждает большинство вменяемых экспертов как у нас, так и в мировом масштабе, что данная эпидемия коронавируса фактически представляет собой конец глобализации. Все институты, все механизмы, которые должны были бы и предотвратить распространение пандемии, и стать немедленной реакцией для того, чтобы ее так или иначе локализовать или подавить, или излечить. Все эти институты, на которые человечество по умолчанию рассчитывало и надеялось в условиях глобального единого мира с открытыми границами, с идеологией прав человека и с единым представлением о полной прозрачности всех обществ, все это совершенно позорным образом провалилось.

 Глобализация ничего не смогла противопоставить коронавирусу. Поначалу попытка оставить все как есть, ничего не меняя и не реагируя на вирус, дала катастрофические результаты, и все общества, включая самые открытые, самые либеральные, самые глобалистские: европейские и американские - в конечном итоге вынуждены были просто закрыть свои границы, ввести государственное управление, чрезвычайное положение и фактически откатить далеко-далеко назад от этих глобальных институтов, которые продемонстрировали свою полную бездейственность, неспособность ответить ни на какие проблемы и передать инициативу власти национальным государствам.

Фактически то, что произошло и в во Франции с Макроном, и в США с Трампом, и в Германии с Меркель, и даже с Борисом Джонсоном в Англии - это возврат к национальным государствам, установление чрезвычайного положения и, как говорит Карл Шмитт, необходимо вытекающего из чрезвычайного положения установления диктатуры.

Суверенен тот, говорит Карл Шмитт, кто принимает решения в чрезвычайных обстоятельствах - Ernstfall. Коронавирус принес необходимость Ernstfall, то есть чрезвычайные обстоятельства, и в этих чрезвычайных обстоятельствах последней инстанцией, принимающей решения, то есть суверенной инстанцией оказались национальные государства и их лидеры. Все, приехали! 

Как только глобализация столкнулась с чем-то, что представляло собой реальную угрозу жизни людей, все заклинания об открытых границах, о технократии, об Илоне Маске, о полетах на Марс, о непилотируемых машинах Tesla, Грета Тунберг, все глобалистские проекты и заклинания исчезли в один момент. На самом деле мы видим, как на этом фоне эффективно действует Китай. Почему Китай, который стал первой жертвой распространения пандемии, хотя, возможно, пандемия в других странах - в Америке, в Европе, в Италии - существовала и раньше, просто она не была фиксирована. Китай оказался первой страной, где она была именно опознана как эпидемия коронавируса, эта пандемия. И потом уже остальные страны обнаружили коронавирус у себя, но совершенно очевидно, что тот масштаб и размах, которые распространение коронавируса приобрело в Европе или в Америке, означает, что этот вирус существовал там очень давно, просто он не диагностировался как таковой.

Так вот, Китай, который столкнулся в полной мере, первым, в довольно ужасающих масштабах с этой эпидемией, Китай справился с ней только благодаря своей закрытости. Из-за того, что Китай сохранял политическую структуру управления Коммунистической партией, потому что был и остается дисциплинированным, дисциплинарным обществом, которое мгновенно закрылось, которое мгновенно ввело режим изоляции, закрыло Ухань, закрыло другие провинции, закрыло людей, запретило перемещение, ввело чрезвычайное положение на части своих территорий, таким образом локализовав вирус и подавив его. Вот это жесткое слаженное действие Китайской модели показало пример, как надо работать с коронавирусом. И в начале Англия, Италия, Испания, Франция, Германия, Америка сказали: ну только не китайский вариант, пытались иронизировать над китайцами, но как только беда достигла Европы, то оказалось, что именно меры, примененные китайцами, это единственный эффективный способ бороться с коронавирусом. 

Еще кое-кто, совсем убежденные фанатики и глобалисты типа Джорджо Агамбена или Билла Гейтса еще пытаются убедить нас в том, что лучший способ борьбы с коронавирусом это всем им побыстрее заразиться, то есть, оставив открытые границы, сохранив полностью всю систему глобализма, ну и в каком-то смысле из этого следует побыстрее просто сдохнуть. Борис Джонсон попытался в первую неделю распространения вируса в Великобритании тоже двигаться в этом либерально-глобалистском ключе, но под воздействием обстоятельств и ужасающих масштабов трагедии очень быстро от этого отказался, перейдя к тому же национальному режиму изоляции, закрытию границ, закрытию людей, введению карантина то есть снова чрезвычайные обстоятельства.

И вот мир уже сегодня для тех, кто хотел закрывать свои общества, свои границы и своих людей, хотел вводить чрезвычайное положение и передавать тем самым власть национальному государству как высшей инстанции суверенитета или не хотел это, но все равно оказался в ситуации необходимости перед лицом пандемии, поскольку все вокруг шли именно на одно: закрытие границ, закрытие людей и передачу власти от сверхнациональных инстанций к национальным.

Когда началась эпидемия, распространение коронавируса, мы имели дело с открытым обществом, и даже если это общество не было полностью в мировом масштабе открыто, все элиты, все правящие верхушки всех стран: и России, и Китая, даже Ирана в значительной мере, не говоря уже о западных странах, по умолчанию признавали что мы живем в открытом обществе, что открытое общество если не факт, как в Европе или Америке, то цель как на других территориях, и поэтому на самом деле никто не ставил под сомнение по большому счету, что так или иначе либеральная демократия и открытое общество - это цель, к которой двигается все человечество. Никто не ставил это под сомнение. И вот пришел коронавирус, и оказалось что эта цель, эта ориентация полностью провалилась.

Это химера, которая не может ответить эффективно ни на один из вызовов, с которыми она столкнулась. И после этого мы видим тотальный крах открытого общества потому что коронавирус несовместим с открытым обществом, поскольку либо коронавирус, либо открытое общество. И в начале те, кто еще пытался сказать: пусть лучше открытое общество и смерть, потеряли всякую поддержку, потому что все, абсолютно все, и даже западные либеральные общества, в которых эта открытость уже проникла вглубь их бессознательного, и даже они мгновенно с ней расстались, закричав: "Нет, если закрытость является выбором жизни, то мы выбираем закрытое общество. 

Вот, что произошло: происходит закрывании открытых обществ и переход от транснациональных инстанций управления и стандартов обращения с экономическими, социальными, политическими процессами к национальным. На самом деле, добро пожаловать в многополярный мир. Коронавирус закрыл открытое общество, полностью ликвидировал процесс глобализации, подорвал (ну это мы отдельно об этом поговорим) глобалистскую экономику, и вернул народы к национальным границам. И многие мне скажут: "Ну это временные меры, сейчас все справятся, изобретут вакцину, отойдут"... Это ошибка. Во-первых, эпидемия будет длиться довольно долго. Даже самые оптимистические прогнозы говорят о полугоде или годе даже. Многие говорят о том, что придется переболеть всему человечеству, и есть рецидивы этого заболевания. Кто-то говорит о том, что параллельно этому вирусу (во-первых, мы не знаем окончательно его последствий, насколько он серьезен и страшен), могут быть рецидивы, могут быть различные штаммы, но в принципе такой прецедент уже показывает полный провал глобалистского проекта.

 Если с серьезной проблемой человечество может оперировать эффективно исключительно в контексте закрытости, контексте национальных границ, это значит, что глобализации пришёл конец, и что мы входим в постглобальный мир. Соответственно, с идеологической точки зрения, именно в наше время мы переживаем переход от открытого общества к закрытому, и чем дольше будет проходить борьба с эпидемией в условиях закрытого общества, а только в таких условиях ее и можно вести, тем глубже будут пускать корни институты этого постглобального порядка. Мы вошли в эпидемию коронавируса как открытое общество, как глобальный мир а выйдем из него как многополярный мир с национальными государствами как высшими инстанциями суверенитета. Вот, что сделала уже эта пандемия. И с каждым днем необратимость этого процесса будет все больше и больше становится очевидной. Те, кто считает, что все вернется назад, глубоко ошибаются: пути назад нет, впереди совершенно новые горизонты, впереди новый мировой порядок, отличный от предыдущего, отличный, естественно, от биполярного, который рухнул в 90-е годы прошлого столетия, и от однополярного. Этот многополярный мир, в котором Китай, Россия, сильные закрытые государства способны - даже Соединенные Штаты Америки - с чрезвычайным положением, с Трампом с введением комендантского часа, с патрулями войск в американских городах, в закрытии, в общем, фактически подвешивании ("suspended democracy"), в подвешивании демократии и временной отмене гражданских прав и свобод или, по-крайней мере, ограничений - вот этот режим и является отныне доминантой той системы миропорядка, котарая будет складываться все быстрее и быстрее с каждым днем. Итак, мы в ходе коронавируса меняем один мировой порядок, открытое общество, глобальный строй на другой: на закрытое общество, на многополярный мир совершенно с иными приоритетами, иными ценностными системами и иными структурами политического управления. 

Чрезвычайное положение, Ernstfall, это очень и очень серьезно, и тот, кто оказывается у власти в такой ситуации, тот эту власть уже отныне, скорее всего, по собственной воле никому не отдаст. Это, скажем, позитивная сторона эпидемии, в которой мы сейчас живем. Конечно, важно с ней справиться, важно ее пережить, но нельзя все сводить к решению чисто технических проблем, необходимо думать о будущем. А на выходе из этой пандемии нас ждет совершенно новая постглобальная реальность.

Курсы и циклы

Цикл: Мысли во время чумы

Совместный проект Открытых сцен МХАТ и paideuma.tv Беседы эпохи коронавируса

Лекции курса:

Дополнительные материалы
Книги к курсу: