Экспертиза Дугина № 81: Мультинатурализм каннибальских метафизик против ООО | Paideuma.TV

Экспертиза Дугина № 81: Мультинатурализм каннибальских метафизик против ООО

Длительность: 23:59:59

·      И ООО, и «Каннибальские метафизики», и работа «Как мыслят леса» Эдуардо Кона, на первый взгляд, принадлежат одной и той же тенденции: речь идет о дегуманизации науки, эпистемологии. Если ООО предлагает преодолеть человека и заменить искусственным интеллектом или онтологией объектов, то представители новой антропологией вслед за Делезом предлагают включить в категорию мыслящих субъектов нечеловеческие сущности – как это делают архаические племена (и человеческое общество – лишь одно из существующих). Может быть общество медуз, общество плесени, общество кустарников…
·      Но если внимательно присмотреться к новой антропологии, можно увидеть интересное отличие. ООО последовательны и ясны в своей программе, это логически вытекает из эпохи позитивизма и атомизма, это постмодерн. Новая антропология тоже вписывается в постмодерн – такая же гротескная, ацентричная, однако там же мы видим залог совершенно альтернативного подхода. 
·      Вспомним историю антропологии. Антропология начинается с принципа монокультурализма – представления о том, что существует только одна, западная культура, все остальное является движением в ее сторону, от дикости к варварству и т.д. Так мыслили эволюционисты 19-го века, и понятие «культура» была только одна. Такой подход предполагал расизм и колониализм.
·      Следующий уровень антропологии связан с Францем Боасом, когда заговорили о том, что мы не можем судить другую культуру при помощи нашей. Модель можно строить индуктивно, отталкиваясь от чужого опыта. Боас говорил, что когда мы пытаемся описать гласные эскимосов нашими гласными, мы осуществляем насилие. Антропологу нужно выучить их язык, пожить с ними, и построить альтернативную модель. Это означает признания множества разных культур и легло в основу мультикультурализма. Этот мультикультурный подход был характерен для борцов с расизмом и антиколониализмом.
·      Далее де Кастру, отталкиваясь от замечаний Леви-Стросса, предлагает ввести понятие «мультинатурализм». Он обратил внимание, что индейцы не сомневались в существовании души, в отличии от западных людей – им было интересно, какова природе телесности европейцев, поэтому замачивали их и проводили эксперименты. Мультикультурализм предлагает разные интерпретации объектного природного мира - но мы уверены, что внешний мир является таким же, как мы привыкли, и остаемся в мононатурализме, на который проецируются разные культуры. Де Кастру полагает, что так мы вводим расизм в естественные научные дисциплины. Де Кастру предлагает поверить индейцам больше, чем обычно – а вдруг они правы, и их мир иной? 
·      Признание мультинатурализма интересно, потому что в таком случае мир, в котором живет человек религиозной культуры, иной, и законы там иные. В итоге возникает не один мир, не одна физическая реальность, а существует столько параллельных реальностей, сколько культур, и каждая культура адекватна своей природе. Например, в мире индейцев каждый камень или дух считает себя человеком – они тоже едят, женятся, общаются и пр., все они субъекты – а меняется только природа.
·      Мы приходим к интересному моменту, на который не отважились ни де Кастру, ни Кон: если мы скажем, что все являются людьми – и камни, и птицы, и огонь – проявление человеческого в объектах - это проявление архаического мира. Это глубинный пласт нашего мышления, некая пансубъектность бытия, мысль, что  бытие пронизано субъектами, и лишь природа – манифестация субъектности – различается. 
·      Последнего вывода новые антропологи не делают, хотя подготавливают всю теоретическую платформу. Речь уже идет не об ООО или дегуманизации – это представление о полноте и тотальности человеского субъекта, даже когда мы имеем дело с орлом или кабаном. И речь не об ООО, а утверждение о всечеловечности мира, фактически, это уже традиционное общество – защита того, что можно назвать радикальным субъектом, или пансубъектностью мира.