Экспертиза Дугина № 89. Глобализация отменена. Что будет дальше. | Paideuma.TV

Экспертиза Дугина № 89. Глобализация отменена. Что будет дальше.

Длительность: 23:59:59
Здравствуйте, вы смотрите программу «Экспертиза Дугина». Сегодня мы выходим в необычном варианте -  в условиях карантина, самоизоляции. И хотя, наверное, тема смертельно надоела всем зрителям и людям, как и сам карантин, все-таки я хотел сказать несколько слов о том, как я понимаю все происходящее. Сейчас много интерпретаций, разных позиций – но я хотел бы обратить внимание на одно. Дело в том, что в ходе тех изменений, которые уже произошли с мировой экономикой, политикой, культурой, технологиями, структурами управления и администрирования практически во всех странах мира – с этой точки зрения мы живем в совершенно новой реальности. Речь идет не о том, эффективно или неэффективно борется та или иная страна с коронавирусом, правильно или неправильно действуют российские власти – и даже не имеет значения, есть ли столь серьезная угроза коронавируса, которая потребовала сноса мировой экономики, мировой глобальной системы управления. Это все второстепенно. Факты, которые можно спокойно и сознательно обсуждать, гораздо более очевидные, чем огромное количество гипотез, точек зрения, мнений относительно того, как мир справляется с коронавирусом. Первый пункт, который я хотел бы подчеркнуть: Глобальная система управления, основанная на либерализме, либеральной демократии, на всемирном рынке, открытом обществе и движении всех стран с разной скоростью в направлении единого глобального мира – вся эта линия провалилась. При этом многие забывают, что еще 2 месяца назад, при всем сопротивлении Китая и России, которые отстаивали многополярность, с т.з. глобальных, фундаментальных трендов человеческая цивилизации шла к глобализации. Мы много раз говорили о многополярности, мы и сейчас являемся ее сторонниками. Но если посмотреть, как в РФ, Китай проникали институты контроля, управления, влияния либеральной демократической системы, как осуществлялась цифровизация, как проникала электронная демократия, пусть со сбоями, в наше общество, как представители глобальной элиты («шестая колонна») контролировали основные процессы и в нашем обществе в значительной степени, и в Китае…  Можно сказать, что до начала коронавируса глобализм побеждал. И в случае Китая, и России речь шла не о том, двигаться или не двигаться в направлении Запада (либеральной демократии), а о том, в какую сторону двигаться – а с какой скоростью двигаться. И в этом отношения Россия и Китай предложили лишь торможение – давайте не сейчас, а завтра, давайте отложим. Они (Китай может чуть-чуть, а Россия совсем) не предлагали никакой альтернативы глобальному мироустройству: «только не так скоро, не так быстро, ЛГБТ+, но только не сейчас, открытая свободная демократия, смена всех структур с т.з. глобальных институтов мирового правительства, но давайте отложим на завтра, дайте возможность еще какое-то время сохранить систему управления в переходном варианте, и подождите, мы подготовим наше общество, все равно мировое правительство будет установлено…» До начала коронавируса мы шли только в этом направлении и спорили о скоростях. Поэтому «шестая колонна» в России – либералы, сторонники западного пути развития, мирового капитализма, буржуазной системы, рынка, демократии, идеологии прав человека – за 20 лет правления Путина не только не была зачищена, но не была даже потеснена. Она как была, так и есть. Она продолжает сохранять главные позиции в структуре  власти. Потому что ни Путин, ни консерваторы не ставили перед собой задачу предложить альтернативный проект будущего развития. Мы все шли в сторону развития глобального общества. Китай (при всем сопротивлении и желании адаптировать глобализацию к своим национальным экономическим интересам) также был частью этого процесса. Поэтому многополярность была скорее нашим пожеланием – те, кто не хочет двигаться в ногу с глобалистами, те представлялись как противники глобализации. Но речь шла не о глобализации, а лишь о скорости – сейчас или завтра. Консерваторы лишь стремились оттянуть неизбежный миг, и тем не менее впускали в свое общество рынок, цифровизацию, новые технологии, новые тенденции в образовании и культуре. Глобализация атаковала и проникала в наше общество – у нее была фундаментальная опора в лице значительной части (если не большинства) правящих элит, в российском и других обществах. Таким образом, мы шли с разной скоростью в одном направлении. И вдруг эта модель, эта цель, этот горизонт, к которому двигалось человечество, оказались неспособны преодолеть проблему коронавируса. Здесь возникает первое замечание: значит, движение не может продолжаться в том же направлении, по крайней мере в той же форме. Это принципиальный вопрос: мы вступили в фундаментальный кризис, в эпоху катастрофы, сопостовимой с Первой и Второй Мировой войной (как минимум, с такими кризисами как обрушение биржи, в Нью-Йорке и Европе, которые привели ко Второй Мировой войне). На самом деле, мы находимся в фундаментальном кризисе миропорядка – и если после распада СССР можно было, отбросив или утратив советскую модель, взять ту которая осталась, то сегодня полюс, который был единственным ориентиром, рухнул. Это сложно переоценить. Рухнул мировой порядок. Либо рухнул уже, либо рухнет вот-вот, потому что вернуться в докоронавирусное состояние мировая система не сможет. Не только быстро или сейчас  - не сможет вообще. Перед нами совершенно непредсказуемое будущее. Оно было до последнего момента абсолютно предсказуемым – все спорили только, сейчас или позже, все спорили о скорости движения, но не о направлении. Человечество шло в сторону ООО, единого мирового правительства с разной скоростью – кто-то упирался, понимая, что его ведут на бойню (как Россия), Китай пытался включиться в процесс в своих интересах, оседлать тигра, проскользить между закрытостью и открытостью (у этого была бОльшая перспектива). Но движение было в одном направлении: и вот мы дошли до момента, когда это невозможно, произошел сбой движения, фундаментальный кризис эффективности систем контроля управления… Когда в условиях глобализации возникла угроза вируса при открытых границах, возможности ездить куда угодно, при мировой экономике, полностью зависящей от делокализации (производство в одном месте, финансовый центр в другом, политическое управление в третьем, военное в четвертом…). Рассредоточение центров влияния на весь мир и открытость границ, открытость обществ, столкнувшихся с коронавирусом, не смогло справиться с этим вызовом (ни вакцины, ни остановить), ничем ответить на эпидемию не смогли. Это свершившийся факт – не смогла, вакцины нет, эффективных действий нет – все общества стали выживать как могут, все общества закрылись. Нас убеждают, что это временно, что скоро все откроется – но нет ничего более вечного, чем «временное». Не только в нашей стране, но и вообще. Реакция народов, правительств, административных систем на коронавирус была одна – закрыться. Не открыться еще больше, не обратиться к транснациональным структурам (которые должны были бы доказать свою эффективность в этих условиях)… Наоборот, все закрылись – регионы, штаты, люди закрываются принудительно в домах, закрываются страны, общественные центры – закрывается все. Это единственный эффективный ответ на угрозу коронавируса. Либерализм, глобализм создал наиболее благоприятные условия для распространения мировой инфекции  - и когда она возникла, ничего не нашелся ответить. Значит, вся эта система неэффективна. Это фундаментальный вывод.  А что будет дальше? А как будем выходить? Когда выйдем из карантина? Но в первую очередь надо осознать необратимость произошедшего. Рухнул миф о последнем, единственном полюсе – о западном будущем, либерализме, правах человека, гражданском обществе, глобализации, капитализме и его безусловной эффективности. Всего этого больше нет.  Что дальше? Открытое пространство, еще более страшная вещь. Если пал последний полюс, то никто не предлагает ничего принять автоматически. Китай сам сильно пострадал – хотя он лучше справился чем другие, но вся китайская экономика и система, процветание было основано на эффективном участии в глобализации. Когда Трамп закрывает китайские активы, предприятия в Америке, а проект «Один пояс – один путь» приостановился, Китай столкнулся с вызовом, на который сложно ответить. В любом случае, никто не будет принимать китайскую систему – по крайней мере сейчас. Несмотря на  Тудачу с коронавирусом и демонстрацию эффективности, Китай является процветающей страной за счет соучастия в глобальных процессах. Соответственно, это не является системой, которую можно принять как альтернативу. Хотя это нечто серьезное – Китай лучше всех выглядит в нынешней ситуации. Тем не менее, будущее стало открытым. Будущее, которое было предсказуемым, и гарантия была воплощена в западной экономике и политике, и в распространении «шестых колонн» - западноориентированных элит, которые контролировали ключевые жизненноважные центры обществ, даже в Китае, в экономической сфере. Сегодня это получило колоссальный удар. То, что было предсказуемым, стало непредсказуемым, то что было гарантиновано, сейчас не гарантировано, и слом системы требует новых ответов. Каких? Я бы не спешил с выводами. Понять, что возврата к старому не будет – это настолько фундаментальная мысль, что ее одну надо в течение всего карантина продумывать, не разбегаясь на дальнейшее. Если нет возврата, то что же впереди? Второй вывод, который свидетельствует о глубоком параличе воли – возникают теории заговора, что глобалисты сделали это специально, продолжать ту модель мирового управления, которую они практиковали, больше не могут, и они поставили перед собой задачу сокращения населения, установление прямой слежки цифровой диктатуры, введения чипизации, вакцинации в мировом масштабе, и установления мирового правительства не в мягкой форме от гражданского общества, а в жесткой: хочешь жить – бери вакцину, а в ней, может быть, дополнительный ген контроля.  Отсюда возникает ужас, паника и паралич перед будущим. Будущее снова решено – только это будет не постепенное движение в сторону глобализации, а резкое и более жесткое, демократия окончательно ликвидируется, устанавливается глобальная либеральная сатанистская диктатура, закрываются церкви, «шестая колонна», которая контролирует государство, быстро переключается на режим тоталитарного господства. И вместо псевдодемократии устанавливается глобальная тирания цифрового рабства и концлагеря, а карантин и изоляция – для этого. Такие настроения очень популярны и в нашем обществе, и во всем мире, из конспирологии сложился целый тренд. СМИ начали цензурировать это как fake news и с этой второй позицией, подозрением того, что дело идет к установлению тоталитарного мирового концлагеря. Эта идея подвергается жесткой цензуре, что позволяет допустить, что такой план существует. Но обратите внимание: теория мирового заговора обладает, на мой взгляд, двумя принципиальными недостатками. Первое: отсутствие воли. Люди, которые это замечают, не готовы сказать этому «Нет», сопротивляться, выдвинуть альтернативный проект, сказав, что раз мир рухнул, давайте строить новый. Они считают, что следующий шаг полностью предопределен, сделать ничего невозможно, кроме как впадать в отчаяние и истерично протестовать у себя в изоляции, или пытаясь сбежать из-под надзора. Все эти реакции свидетельствуют о неготовности людей к будущему. Если система дала сбой, в этот миг, окно, мгновение, момент возможного мы должны и могли бы продвинуть наш альтернативный план взгляда на будущее. Но вместо этого – «о чем мы говорим, какой альтернативный план? Все предопределено!». Таким образом мы убиваем и парализуем нашу волю. Второй момент: мне не нравится теория заговора именно тем, что она парализует волю. Если мы будем считать, что глобальная мировая система подскользнулась и рухнула, мы будем думать, что делать дальше – созидательно, осмысленно, и, конечно, рискованно (строить будущее – всегда рискованно). Но это по крайней мере пробуждает в нас Субъекта. А теория заговора, что все это специально, вируса нет – этот негационизм парализует всякое усилие, всякую надежду и желание делать что-то конструктивное с учетом того, что с коронавирусом однополярная модель рухнула. И еще один момент: здесь идет апелляция к «шестой колонне». «Шестая колонна» - это паразиты. Либеральные сети влияния в любом обществе это — не только убежденные либералы. Среди них не так много фанатиков, которые бы пошли за глобализмом дальше в сторону сатанинского тоталитаризма. Сторонники Айн Рэнд и либерал-сатанизма, которые по-настоящему ненавидят труд, общество, людей и социальную справедливость есть, но их единицы. Масса представителей глобальных элит просто верили в эффективность этой системы, были убеждены в том, что она будет безотказно работать и воспринимали это, как доминирующий тренд. 

Сейчас, столкнувшись с коронавирусом, большинство представителей мировых элит глобалистов полностью сбиты с толку. Они фактически обезоружены тем, что рухнул их «символ веры», их биржи, цены на нефть, их тренды, источники их доходов. По большому счету, они находятся в состоянии нокдауна от того удара, которое нанес по ним корнавирус, пребывая в шоковом состоянии. Они сейчас попросту не готовы к перспективе установления глобальной антихристовой диктатуры ни субъективно, ни эмоционально. Это не значит, что такой угрозы нет. Я как раз думаю, что она есть, судя по тому, что нам пытаются сказать спикеры глобального предельного либерального проекта, антидемократического и совершенно циничного, как Бернар Леви или Джордж Сорос, Марк Цукербергер или Билл Гейтс. 

 На самом деле, идея использовать нынешнюю ситуацию для установления цифрового постлиберального концлагеря западных политических и экономических элит актуальна, но глядя на то, как они это делают, в каком ступоре находится большинство их же собственных сторонников, их секты глобалистов во главе многих государств, включая значительную часть российской правящей элиты, можно сделать вывод, что никто из них не был готов к нынешнему положению заранее. Если они и попытаются использовать ситуацию для чипизации, вакцинации и установления тирании, что нельзя исключать, автоматически и легко у них это не получится. К этому варианту надо быть готовыми, но самое главное, как мне кажется, — мы должны зафиксировать самые принципиальные позиции в истории с коронавирусом. 

Мировая система, которая существовала и казалась вечной еще три месяца назад, уже рухнула. Мы живем, если сравнивать с Советским Союзом, в последний момент, просто в последнюю секунду его существования. Мы сейчас находимся внутри 90-го — начала 91-го года и, возврата к предшествующему периоду не будет потому, что он невозможен. Я не исключаю, что может наступить нечто худшее, к этому также надо быть готовым, но что мешает нам воспользоваться этой ситуацией для того, чтобы двигаться в сторону лучшего? 

Все происходящее происходит не само-собой и несет в себе многочисленные риски и опасности, но я думаю, что нам как раз сегодня надо выдвинуть программу нового мира, программу нового человечества, программу новой экономической, социальной, политической, образовательной системы. Новой культуры и новой цивилизации. Мы должны воспринять крах глобального миропорядка, как шанс, как возможность. Не факт, что мы этой возможностью воспользуемся, не факт, что мы победим, не факт, что мы даже начнем эту войну за будущее, но мы находимся в ситуации, где сейчас это на какое-то время возможно. Окно возможностей может захлопнуться так или иначе, но нынешний карантин, на мой взгляд, следует использовать в первую очередь для сосредоточения и сосредоточенной работе по выработке образа будущего. 

И здесь патриоты и сторонники социальной справедливости, правые, левые и все противники глобальной мировой либеральной системы должны соединить свои усилия. Нужно оставить в прошлом обиды и идеологические расхождения, мы должны создать штаб проектов альтернативной цивилизации, контактировать с представителями других культур и народов, которые находятся в очень сходной ситуации. Сегодня никто не имеет карты движения к будущему, и глобалистам труднее, чем когда-либо раньше, навязать безальтернативно и беспрепятственно свою волю. Дела у них идут как никогда плохо. Если плохо у нас, то у правящей элиты в разы хуже, поскольку выпала и рухнула вся модель, с помощью которой они идеологически, а потом и экономически, политически и социально эксплуатировали мировые массы. Сегодня у народов есть шанс на восстание против однополярной глобалистской системы и этим шансом необходимо воспользоваться.