Переворот в Гвинее напомнил: Россия возвращается в Африку | Paideuma.tv

Переворот в Гвинее напомнил: Россия возвращается в Африку

Длит: 00:07:15 Скачать: HD LD mp3

Недавно в Гвинее произошел военный переворот. И о нем, а также о самой этой небольшой африканской стране чрезвычайно правда богатой полезными ископаемыми, сразу все заговорили.

Бодрый полковник Мамади Думбуя сверг пожилого президента Альфа Конде. Казалось бы кому какое дело? А оказалось много кому есть. Африка постепенно становится интересным континентом. И для нас тоже.  Долгое время о нем казалось, забыли. А вот сейчас вспомнили.

Контекст возвращение Африки в центре внимания – это переход от однополярного мира к многополярному. На протяжении однополярного момента, наступившего после краха а СССР, казалось, за все основные события в мире отвечает только США и их младшие партнеры. Но в какой-то момент эта модель перестала работать, а после позорного бегства американцев из Афганистана после 20 лет бессмысленной и жестокой оккупации и затратной и вчистую проигранной войны с талибами США с их нынешним глобалистским руководством и президентом в деменции выглядят просто жалко. Новые игроки входят в силу и стремительно занимают место в мировой геополитике.

На эту роль претендуют прежде всего Россия и Китай, главные полюса многополярного мира. Но пытаются вернуться в историю и ранее отодвинутые американцами, взявшими все на себе, силы старой Европы – прежде всего Англия и Франция. Эти две колониальные державы с большим опытом явно начали понимать, что НАТО трещит по швам, американская гегемония стремительно деградирует и надо теперь самим реализовывать свои интересы.

Все это сказывается на Африке. Россия и Китай стараются предложить африканцам новые альянсы и стратегии. Китай чаще всего входит в финансовую область. Россия сильна военными технологиями, а также сотрудничеством в сфере энергетики и полезных ископаемых. При этом ни Китай, ни Россия никакой идеологии или политики африканцам – в отличие от Запада – навязывать не планируют. Поэтому многополярность в этом случае для Африки чрезвычайно выгодна: она дает возможность окончательно преодолеть тяжелое наследие западного колониализма. И Россия с Китаем в этом естественные союзники. 

В эту же многополярную игру активно стремятся включиться Турция и ряд исламских стран.

На этом фоне оживают и фантомные боли французского и британского империализма. А если вспомнить, что США хотя и уходят, но все же довольно медленно, то и Америка непрочь чем-то поживиться в Африке – хотя и в новых и непривычных условиях многополярной конкуренции.

Переворот в Гвинее обнажил всю эту картину. Свергнутый президент Альфа Конде имел тесные партнерские связи с Россией – прежде всего в сфере алюминия. Прекрасные контакты были и с Анкарой, и с Пекином. А вот с Францией, к зоне колониального влияния которой традиционно относилась эта страна в Западной Африке Конде отношения складывались по разному—с Саркози у Конде были неплохие отношения, а с Макроном они, вероятно, не сложились. Поэтому первой реакций многих СМИ, живо отреагировавших на переворот полковника Думбуя было подозрение в том, что к нему приложила руку именно Франция.

В Гвинее традиционно соперничают два этноса малинка и фульбе (или пеуль). Свергнутый президент Конде -  малинка. Его политический оппонент Селу Далейна Диалло – фульбе. Но на этот раз этнология произошедшего не объясняет. Глава военной хунты Думбуя также как и свергнутый Альфа Конде – относятся к одной и той же этнической группе – оба малинке.

Так значит все же Франция? Нет не совсем. Один из самых популярных африканских политиков Кеми Себа, видный борец с колониализмом и особенно с проектом Франк-Африк, а также жесткий критик глобализма и либерализма Сороса, после переворота выступил с заявлением, поддерживающим полковника Думбуя. Павшего Альфа Конда он назвал «диктатором», «лакеем Франции» и «агентом влияния Сороса». Друг Сороса - враг человечества. Это понятно даже школьникам. Значит, не все так плохо с Гвинеей.

Отсюда и осторожный оптимизм многополярных сил. Гвинейская «хунта» (как ее называют в зарубежных СМИ) обещала сохранить все конструктивные связи и соглашения с Россией и Китаем. Более того, нельзя исключить, что страна, которой вероятно Альфа Конде, как-то уж слишком рьяно цеплявшийся за власть, и вправду видимо порядком надоел, включится в многополярный процесс еще более активно.

Россия все больше интересуется Африкой. Ни для кого не секрет наш растущий интерес к ЦАР и к Мали, а также к Судану и Сомали. Не все пока идет гладко. Но если мы полюс, то должны быть везде. С миром, дружбой, помощью и готовностью к выгодному для всех сотрудничеству. Мы никогда не присутствовали в Африке как колонизаторы или работорговцы. Это выгодно отличает нас от Запада – от той же Франции. Почему бы не сделать нашей миссией полное освобождение Африки? Почему бы не помочь ее народам и обществам. У нас традиционно были дружеские связи. Может быть стоит взяться за это направление более серьезно?