О Ноомахии. Смысл важнее событий (часть 2) | Paideuma.tv

О Ноомахии. Смысл важнее событий (часть 2)

Длительность: 00:32:56
Скачать: HD
2020
В России процессы очень сложные были. Потому что на нас накладывалась средиземноморская христианская культура, были свои собственные славянские структуры славянского логоса, еще дохристианского. Безусловно, они нашли отражение в рецепции, в нашем понимании перетолковывания самого христианского учения, как когда мы говорили о цивилизации Деметры. Вы, действительно, справедливо упомянули о культе Богородицы, которая, на самом деле отражает очень глубинные особенности именно русского народа и восточных славян. Одновременно из Европы в новое время на нас пошла волна совершенно другого логоса. А этот логос европейский, в свою очередь, где-то 500 лет назад стал претерпевать фундаментальные изменения. Потому что логосы не стоят на месте. Вот эта война, которая идет внутри них, она меняет их пропорции структур. Иногда меняет их. Иногда они очень долго веками, тысячелетиями даже, как австралийская. Австралийский логос не изменялся тысяч 12, наверное, лет приблизительно. А некоторые могут динамично меняться. А.М.: — Т.е. европейский логос, он в себе включает все 3 логоса? А.Д.: — Да, они, конечно, включают все, но пропорции у них были совершенно другие на старте, чем в последние 500 лет. Последние 500 лет стал доминировать логос Кибелы. Это Титаны, которые вырвались. Это и есть, собственно говоря, такой, можно в христианских терминах, сатанизм. А.М.: — Т.е. это некая вульгаризация логоса. А.Д.: — И не просто вульгаризация. Это совсем другой логос. Вот матриархальный, земной, материалистический, дробный логос эпикурейско-демокритовский, атомистический восстал на аполлоно-дионисийский. А.М.: — Т.е. это логос золотого тельца получается? А.Д.: — Это там один из элементов. А.М.: — А что же у нас получается с логосом Кибелы? А.Д.: — Логос Кибелы — это матриархальное материалистическое начало, титаническое начало, оно бросило вызов богам, и им эта атака удалась. Т.е. лет 500 назад начался в Европе подъем того, что мы называем Люцифера или Титана, или такой активный метафизический сатанизм. Когда материалистическое понимание мира стало свергать идеалистическое платоническое аристотелианское, т.е. это борьба земли против неба, это восстание Титанов и Гигантов. И этот титанизм предопределил структуру логоса нового времени. Т.е., что интересно? Что современная Европа — это не просто продолжение европейского логоса. Это — Антиевропа. Т.е. то, что доминирует сегодня по своей структуре, противоположно вообще европейскому духу, европейской культуре, европейским ценностям. Это Антиевропа, это восстание Титанов, которые низвергли в бездну богов. Такой реванш Титанов. Поэтому одно дело — европейское влияние Средневековья или на раннем этапе, а тогда можно справедливо бы было Византию считать, в общем, средиземноморской европейской культурой, что и было. Это была матрица Европы. И очень многие вещи Западная Европа получила именно от Византии, от греков, которые являются матрицей европейского сознания. Так вот последние 500 лет произошел не просто отход от этой матрицы, но и ее полное переворачивание. Т.е. победил другой логос — логос Кибелы, логос материализма, логос индивидуализма, который воплощен в учении о субъекте, в предельной форме — в либерализме. И вот это влияние Европы модерна накладывалось в нашем случае последние там 300 лет, поскольку это было не просто европейское влияние, где еще кибелийские европейские влияния, они накладывались на нашу цивилизацию. И мы пытались с этим бороться, пытались отстаивать свою самобытность, пытались отстаивать свою византийскую, греческую, эллинскую, славянскую идентичность. Но под ударами этого специфического такого материалистического модерна, под ударами Титанов, которые шли из Европы, мы, конечно, отступали в значительной степени. И, таким образом, произошла очень глубокая страшная, последние 150 лет, а может и 200 лет в русском логосе, трансформация — это подмена логоса светлой Деметры, обращенной к богам женского начала, признающего справедливость патриархального порядка, строя покорного, дисциплинированного, упорядоченного на возникающую из-под таких глубин всплеска бессознательного подъема Деметры. Такая произошла трансформация, трансмутация подмены русской идентичности, когда вместо упорядоченного матриархата такого, как подчиненному патриархальному началу, когда люди считали себя рабами божьими, тружениками, четко при этом несли на себе бремя империи, бремя власти, бремя церкви, которая легко, как бы христиан. Мы считаем, что бремя мое легко говорит Христос. Поэтому это на самом деле радостное несение тягла, в чем состоит сущность русской империи традиционной, когда и царь несет тягло, и простой человек несет тягло — тягло бытия для того, чтобы всё материальное земное служило небесному. На самом деле, вообще парадокс страдания, как Паисий Святогорец говорил, что такое жизнь человеческая? Это сплошная боль. И чем более святой человек, тем больнее ему и он всё время чувствует боль, потому что всегда есть страждущий, всегда есть недостатки, всегда есть что-то в мире, что нуждается в нашем сострадании, нуждается в нашей помощи. Поэтому боль — это человеческое состояние. Если человеку не больно, значит, он камень-человек. Человек — это страдание. И вот это страдательность светлая христианская и сострадание, героическое страдание составляет идентичность русского народа. И вот подмена этого такого просветленного страдания, священного страдания подмена, восстание веры в материальное могущество и дальше уже в науку. Кстати, наука одна из наиболее архаических форм. Нам кажется, что наука — это такой прогресс, это развитие, это вперед. На самом деле, наука — это движение вниз, это рассеивание в аду. И не случайно сегодняшняя наука оперируется атомистской теорией, которую придумали древние греки. Древние греки, которые возделывали, вопреки основным главным древним грекам, периферийные идеи в области Кибелы, и Демокрита чрезвычайно современные. Их учение лежит в основе современного научного представления, но это очень древнее учение, оно очень такое страшное, антибожественное, оно демонтирует представление о целостности, низвергает богов с Олимпа. По сути дела современная наука — это успешное восстание Титанов. И поэтому именно в этих научных методологиях, когда нам кажется таким пиком прогресса, на самом деле легко различить очень архаические черты. Это древний хаос, который оживает в этих методологиях. Неслучайно теория хаоса является последним словом науки. А.М.: — Теория контролирования хаоса — это, как раз и есть, т.е. прогресса не бывает, а, соответственно, всё то, что с нами происходит — это регресс от традиции. А.Д.: — Это регресс, да. С точки зрения, тоже, конечно, как смотреть. С точки зрения европейского логоса, последние 500 лет осуществляется подъем Люцифера и падение человека. Такое ускоренное симметричное падение того логоса, которое составляло сущность Европы. Европа рушится. Европа гниет. Это гниение титанических масс под видом науки, прогресса, материального обеспечения, золотого тельца, как вы правильно сказали, таких новых финансовых технологий — это есть не что иное, как фундаментальное падение в бездну и. соответственно, подъем из бездны ее обитателей, постепенно проникающих в человеческий мир. Вот эта западная картина мира в последнее столетие. Соответственно, для Запада это катастрофа. Просто катастрофа, потому что их логос сам перевернут. Их логос был построен на победе Олимпийских богов Аполлона и Диониса над Титанами. Но Титаны выиграли битву сейчас. Мы знаем судьбу титанов, чем выше они взлетят, тем страшнее будет их падение и они поднимаются из бездны, в бездну и низвергнутся, но это низвержение захватит с собой современный Запад и те части мира на который он успел распространить свой логос. Это внутренняя ноомахия Европы. А наша проблема — другая. Конечно, очень важно понять, что движение за таким современным западным логосом — это конец русской идентичности. Отсюда мной через «Ноомахию» получаем фундаментальное философское обоснование и русской патриотической мысли, и славянофильства, и евразийства, всех тех сторонников русского пути и русской самобытности, которых становится в нашем обществе все больше и больше. В этом смысле «Ноомахия» обосновывает, почему России надо отстаивать себя, почему нужно дистанцироваться от Запада, почему надо отбросить либерализм, почему надо идти не по пути развития прогресса и подражания Западу, поскольку этот путь на самом деле в бездну и в никуда. А надо наоборот возвращаться к нашим корням и восстанавливать свой логос. Так вот в этом отношении у России проблема тоже сложная. Если мы отбросим вирус Кибелы, вирус Запада, то мы имеем шанс вернуться к нашему ядру. Потому что наше ядро, оно есть, и оно более, может быть, четкое и хорошо сохранившееся, нежели на Западе. Оно другое, поэтому мы цивилизация границ, поэтому мы не европейская цивилизация и даже не средневековая европейская цивилизация. У нас другое было — византийское и славянское Средневековье. И вот этот, собственно говоря, проект «Ноомахии», как он может послужить России? Это обоснование необходимости нам укреплять свой собственный русский логос. А.М.: — Каким образом мы можем это сделать на практике? А.Д.: — Вспомните, с чего мы начали со слов «Евангелия» Святого Иоанна НРХГО- логос. Вначале был логос. И вот вначале был слово. Если мы начинаем с логоса, с русского логоса, мы начинаем с самого начала. Это и есть наше начало. Поэтому бессмысленно, на мой взгляд, говорить о техническом улучшении ситуации, о каком-то более справедливом распределении налогов или каком-то частичном улучшении тех или иных управленческих механизмов. Пока мы не осознаем ту фундаментальную философскую проблему, которая перед нами стоит, мы ничего не сделаем. Задачи, с которыми мы сталкиваемся, имеют, в первую очередь, метафизический характер, и должны быть решены на уровне философии. Философия — это всё. Логос — это всё, это начало. Если мы сделаем правильный выбор внутри логоса, внутри философии, всё остальное оттуда логически будет вытекать. И как бы много мы ни возились и исправляли следствия, если мы не устраним причины нашей боли, это будет только возрастать. Поэтому для того, чтобы говорить о возрождении России на практике, необходимо возродить Россию в теории. Без этого ничего не будет. Борьба за техническую модернизацию, за разного рода практическое спасение России — обречено, если не будет победы на уровне философии логоса метафизики. Соответственно, если мы не вернемся к нашей православной традиции, которая является истинным источником нашей идентичности, к индоевропейской традиции славянской, если мы не обретем самих себя. И вот здесь нам нужны философы. Только философы спасут мир и спасут Россию. Необходима революция сознания. Философия — это то, что делает человека человеком. Если человек не философ, он немножко не человек, потому что философия — это как раз культивация того, что делает человека человеком, т.е. логосом. И здесь, я думаю, что образование чрезвычайно важно, но это тоже не технический вопрос. Открыть новые вузы, увеличить зарплату преподавателям, открыть новые специальности — это ни к чему абсолютно не ведет, если нет по-настоящему пробуждения на уровне сознания, на уровне мысли. И философом может и должен быть любой человек. А сегодня нам нужны, в первую очередь, я бы вообще сказал, исключительно философы. Если ты не философ, то ты уже чем-то обокрал свой народ, если ты не думаешь, не философствуешь, не стремишься познать себя, как русского человека, потому что в нас живет русское Я. Если мы начнем понимать самих себя, мы поймем, что такое русское. Осознание русского в себе и должно быть необходимым условием для духовного возрождения. А духовное возрождение повлечет за собой социальное, политическое, дальше уже технологическое, образовательное и т. д. мы должны восстановить особый русский субъект, которого у нас нет. Если мы не начнем воссоздавать единство, целостность русского духа, русского сознания, русского мышления, русского логоса, мы обречены, потому что это не технический вызов, это тоже философский вызов. С нами борются Титаны, Титаны Запада. В православном учении — это могущество дьявола, а они сильны. Мы сейчас находимся в осаде, под атакой этих сил. Это проявляется везде: в культуре, в образовании, в политике, в Новороссии, в отношениях с Западом, в отношениях с самими собой. Всё, в конце концов, упирается не в факт, а в его осмысление. Смысл гораздо важнее факта, события…

Курсы и циклы