Михаил Бакунин: безграничность русской свободы | Paideuma.tv

Михаил Бакунин: безграничность русской свободы

Длит: 00:05:57 Скачать: HD LD mp3

Михаилу Бакунину, родившемуся 30 мая 1814 года, в русской истории не повезло. Его не любили консерваторы, ведь он был противником монархии. Его не любили большевики, ведь сам он ненавидел Маркса и был убежденным славянским и русским националистом. Православные ужасались его безбожию. Атеисты считали его мистиком и проповедником идеи внутреннего человека.
Анархизм Бакунина некому не пришелся по вкусу. Его идеи не реализовались, и ватаги анархистов, без которых победа большевиков в 1917 вообще была бы невозможной, очень быстро были ликвидированы как несоответствующие марксистскому учению о революционном государстве и необходимости жесткой диктатуры. Анархисты отвергали любую власть, считая, что общество следует организовывать на основе федерации свободных трудовых – прежде всего сельских, крестьянских – общин.
А ведь Бакунин был настоящим русским пассионарием. Он готов был принести в жертву кого угодно, но прежде всего себя. Как это контрастирует с миллионами трусоватых обывателей, готовые за еду и безопасность служить кому угодно -- не разбирая Богу или дьяволу. Если для человека нет разницы между добром и злом, то даже его «добро» не действительно. Вот кто настоящая сволочь – не тот, кто выбирает зло или нечто очень похожее на зло как Бакунин, но кто выбирает слепую покорность и даже не делает попытки освободиться.
Бакунина надо брать по модулю, экзистенциально. Пока не столь важно, за какие идеи он бился и что защищал, но как он это делал… Он поднимал итальянских разбойников и швейцарских интеллектуалов, свергал царизм и одновременно предлагал свою помощь царю в захвате Европы. Он будил славян на восстание против немецкого владычества и грезил о новой – антилиберальной, антикапиталистической цивилизации свободы и достоинства и все это деятельно, жертвенно, мощно, без остановки… Он не жил, а горел, сражался, создавал и разрушил заговоры, ордена и сети.
Он был настоящий буйный русский человек. Как же смертельно нам таких не хватает. Он был опасен, но намного опаснее царство безжизненной ядовитой серости, готовой в любой момент изменит свои взгляды на противоположные.
Михаил Бакунин был русским субъектом. Он что-то думал – иногда пронзительно и остро, иногда совершенно бредово – а потом немедленно воплощал мысли в жизнь. Он разбивал лоб, наталкивался на преграды, изменял  стратегии, признавал ошибки, и ошибался снова, но жил – по-настоящему жил  -- в действии, борьбе, познании и служении.
И с ним можно было строить отношения и врагам, и друзьям. На него можно было положиться, и невозможно манипулировать. Его можно было победить и даже сломить, но он восставал заново, освобождался и продолжал борьбу.
Самый важный момент в политической истории  Бакунина был тогда, когда он – признанный вождь панславизма и один из предводителей славянского освобождения Восточной Европы предложил царю свою верную службу в борьбе против европейского капитализма, германского национализма и русофобского марксизма. Империя имела шанс объединить усилия со свободой, а монархия со стихией панславянской удалой аграрной анархии. Ведь порядок могущественного государства и свободолюбие простого русского человека – две стороны нашей идентичности. Русские – вопреки устоявшемуся мнению – безумно любят свободу и волю. В нашей глубине спит ядро русского анархизма.
Но мы понимаем одновременно, что бесконечность наше русской воли опасно прежде всего для нас самих. У нас нет границ, именно поэтому мы и построили самое большое государство в мире. Мы любим оковы державы потому, что только сильнейшая власть способна поставить нам хоть какие-то преграды, иначе мы разнесем весь мир. Мы подчиняемся могучему государственному началу именно потому, что мы абсолютно свободны. И боимся мы только этого – самих себя, нашего внутреннего Бакунина.