День Подпольщика. Наш праздник | Paideuma.tv

День Подпольщика. Наш праздник

Длительность: 00:05:48 Скачать: HD LD mp3

29 июня мировая общественность отмечает День подпольщика и партизана. Мне по душе эта идея. Никто не может получить гарантий от того, что окажется в положении гонимого меньшинства, будет вынужден существовать в подполье и вести партизанский образ жизни. Не надо зарекаться, так же как от сумы и тюрьмы.

 

Фигура Партизана прославена в советской культуре.  А еще ранее на роль народных общин, действовавших в тылу врага, обратил внимание Лев Толстой в описании  Отечественной войны 1812 года. Для нас эта тема очень близка.

 

Но если мы задумаемся над ней, то она чревата чрезвычайно глубокими выводами. Подполье возникает тогда, когда существующая – и вполне легальная – политическая и идеологическая система – оказывается несовместимой с принципами, ценностями и  идеологическими установками какой-то группы населения. Причем такой группы, которая оказалась под властью системы естественным образом. Подполье это не сеть диверсантов. Это ответ именно автохтоном, рожденных на той самой земле, власть над которой захватили те силы, которые самим автохтонам в праве на жизнь, свободу и мысль отказали.

 

Отсюда и образ партизана. Партизан не приезжий. Он находится там же, где и родился, вырос, живет и жил. Но власть на его земле, на его пространстве установилась чуждая – злая, враждебная, жестокая. Но даже если и не злая, враждебная и жестокая, но не своя, неправильная… 

 

С этого начинается пробуждение партизанского самосознания. Мы обычно считаем классическим образцом партизан гражданских советских людей, воевавших в тылу Гитлеровских войск во время Великой отечественной. Да, партизан появляется в оккупации. Но оккупация не всегда приход армий иноплеменников.

 

В такой же ситуации оказались христиане или монархисты, да просто некоммунисты при большевиках. Советская власть к партизанам их не причисляла. Но они были именно партизанами – русским антисоветским подпольем – включая Катакомбную церковь.

 

Антинацистское подполье в самой Германии, состоявшее преимущественно из немцев, также были аутентичными немецкими партизанами. Оккупантами были их соотечественники, не оставлявшие им права жить – а точнее жить свободно.

 

Выдающийся немецкий юрист Карл Шмитт разработал законченную теорию партизана. С его точки зрения, партизан это тот, кто верен Земле, из которой он вырос, связь с которой живо чувствует и во имя которой он готов пожертвовать жизнью. Именно земля, органическая связь с местом, с территорией, с живой традицией, с языком – и в конце концов со своим глубинным органическим Логосом – вот что делает  партизана партизаном.

 

Это определение Шмитта приобретает особое значение именно сегодня. Глобализация, либерализм, капитализм насильственно обрывают связи всех людей с их культурной средой, с их корнями, с их пространством. Глобализм – это жидкое общество, в котором все отдано технике, движению, перемещению. В нем нет корней. И повсюду на планете начиная с США и кончая самой отдаленной окраиной чуждая холодная ложная элита устанавливает свои правила и нормы, свои законы и приоритеты. Так постепенно люди Земли, люди своей Земли оказываются в положении партизан. Чем более глобальной становится власть глобалистов, тем глобальнее и мировое подполье – мировое Сопротивление. И партизаны из США – например сторонники Трампа или героические участники штурма Капитолия  -- все лучше понимают русских традиционалистов или европейских желтых жилетов, бьющихся с диктатурой Макрона. И мусульмане, отстаивающее свое право верить в своего бога, и народы Латинской Америки и Африки жаждущие независимости и свободы – все они партизаны и подпольщики.

 

А значит это их день. Наш день